«Ангара» проблем Почему новая ракета-носитель до сих пор не летает

Тема в разделе 'Российская Федерация', создана пользователем ruslan_40, 20 янв 2020.

  1. TopicStarter Overlay
    ruslan_40

    ruslan_40 Старожил

    На форуме с:
    10 мар 2017
    Сообщения:
    6.712
    Журнал "Огонек"
    https://www.kommersant.ru/doc/4214792

    6 января исполнилось 25 лет указу президента России «О разработке космического ракетного комплекса (КРК) "Ангара"». Однако за четверть века российской космонавтике так и не удалось наладить серийное производство этих носителей, хотя предполагалось, что к настоящему времени они станут основными средствами доставки в космос грузов и экипажей. Почему не случилось?

    Светлана Сухова

    КРК «Ангара» был призван заменить большинство из использовавшихся в 1990-е ракет: «Ангара А5» — вместо экологически вредного «Протона-М», «А3» — взамен украинского «Зенита», «Ангара-1.2» должна была занять нишу «Циклона-2/3» и «Космоса-3М». Реализация этой цели позволила бы российским властям заново собрать разрушенную после исчезновения СССР космическую отрасль, локализовав производства и запуски внутри страны.

    Ситуация в стране на старте проекта была отчаянной, но уже через 9 месяцев после Беловежских соглашений был объявлен конкурс на проектирование и создание нового КРК. Соревновались три ведущих предприятия, победил ГКНПЦ им. М.В. Хруничева. Проект и финансирование утвердили довольно споро, но работа застопорилась, не начавшись: пару лет совершенствовали конструкцию будущей «Ангары» на бумаге. Эта задержка, однако, оказалась самой незначительной в череде всех последующих. О чем речь?

    На этот вопрос дает ответ двухтомник «Космический ракетный комплекс "Ангара": история создания», написанный бывшим генеральным конструктором ГКНПЦ им. М.В. Хруничева Владимиром Нестеровым. Никогда еще за более чем 60 лет существования отрасли «космическая кухня» России не открывалась настолько стороннему наблюдателю: в книге собраны сотни документов не только по проекту «Ангара», но и по смежным отраслям за почти два десятилетия. Их изучение позволяет понять, в каком состоянии сегодня находится не только сам проект, но и вся некогда ведущая отрасль страны.

    Дорогое удовольствие

    Как и в любом другом секторе экономики, в космической отрасли существует прямая зависимость между инвестициями и отдачей. Разница только в порядке цифр — тут счет идет на миллиарды. При этом сбой финансирования чреват не только срывом графиков, но и потерей места на рынке, а то и исчезновением целых технологических линий или научных бюро.

    Лидерство СССР в космической гонке во многом объяснялось щедростью советского руководства, отводившего на реализацию космических программ изрядную долю имевшихся тогда государственных средств. Даже в уже непростом с финансовой точки зрения 1989 году «на космос» выделили 6,9 млрд рублей (свыше 10 млрд долларов). Россия такие расходы не потянула сразу и в начале — середине 1990-х финансирование упало почти до нуля. Выправить крен в финансировании отрасли удалось только к 2010-м годам.

    Бюджетный максимум Роскосмоса был зафиксирован в 2013–2014 годах. По мнению специалистов, если бы такой уровень удалось сохранить лет пять, а лучше — десять, Россия обзавелась бы полноценной орбитальной группировкой, достроенным космодромом Восточный и активно летающей в космос «Ангарой».Но вышло иначе: Федеральная космическая программа была урезана. Вместо планировавшихся на 10 лет 2,7 трлн рублей осталось только 1,4 трлн рублей. Еще хуже поступили с Федеральной программой развития космодромов. Первоначально на нее планировалось выделить 750 млрд рублей (50 — на Байконур, 180 — на Плесецк и 530 — на Восточный). Позднее они превратились в 550 млрд, а потом и вовсе в 340 млрд рублей. Это был тяжелейший удар по космической отрасли. Одновременно усилилась конкуренция на рынке коммерческих запусков из-за появления новых игроков, и, как следствие, обмелел приток валютных поступлений.
    Но вернемся к созданию «Ангары». В книге Нестерова приведены цифры: в 1995–1996 годах деньги дало только Минобороны, в 1997 году — МО и Российское космическое агентство (РКА — предшественник Роскосмоса). С 1998 года перебои с финансированием пошли уже с двух сторон: военные вместо 99 млн выделили 6,5 млн рублей, РКА — ни копейки. Год спустя ситуация повторилась: МО дало 1 млн вместо 115 млн рублей, РКА — опять ноль. В 2000 году военные оказались щедрее (48,3 млн вместо 115 млн), РКА — снова ноль… Всего до 2005 года, когда началось нормальное финансирование, было выделено 4 процента от всех необходимых бюджетных средств. Но чистая арифметика тут не работает: в кризис 2008 года потребовались дополнительные ассигнования на проект — из-за роста цен на энергоносители, материалы и зарплаты, а также из-за уточнения цифр смет после проведенных испытаний и в результате уточнения конструкторской документации. По книге Нестерова можно проследить, как менялось финансирование проекта «Ангара» с годами и как от этого сдвигались графики и планы подготовки узлов, агрегатов.

    Например, президентский указ от 30 ноября 2008 года (№ 1656) устанавливал график проведения летных испытаний «Ангары» в 2010–2011 годах и последующее использование этих ракет, в том числе и для коммерческих запусков, начиная с 2013 года. Однако испытания удалось провести только в 2014-м. Казалось бы, вот она, заветная черта — с конца 2014 года «легкая» и «тяжелая» «Ангара» у России формально есть. Почему же эти носители не используют? Тому две основные причины. Первая — перебои в работе ГКНПЦ им. М.В. Хруничева из-за перевода производств из Москвы в Омск, вторая — неготовность космодрома Восточный для старта «Ангары».

    Куда уехал цирк

    Русская пословица гласит, что один переезд равен двум пожарам. То есть на такие риски и затраты, когда речь идет о переводе в другое место налаженного производства, рекомендуется идти в крайнем случае и очень продуманно. Острой же необходимости в быстрой переброске производства «Ангары» из Москвы в Омск специалисты не видят до сих пор.

    Официальная версия переезда, озвученная несколько лет назад, гласила, что проблема в сварке: на омском «Полете» используется фрикционная сварка, необходимая при создании «Ангары», тогда как на московском заводе, где долгие годы делают «Протон», аргонно-дуговая. Не проще, а главное, не дешевле ли в такой ситуации поменять метод сварки? Такой вопрос, похоже, отраслевое руководство сильно не заботил. Еще одна причина переезда, озвученная официально,— выгодность расположения: Омск ближе к космодромам Плесецк и Восточный. Аргумент так себе: за годы существования отечественной космонавтики изделия успешно возили и в Плесецк, и на Байконур, так что ссылка на расстояние лукава.
    Впрочем, в итоге сделали как хотели. А последствия решения о переброске производства за Урал известны, и конструктор Нестеров в своей книге об этом подробно пишет: налаженный производственный цикл на самом мощном в России профильном холдинге был нарушен, из его состава практически выведено три крупных предприятия численностью около 16 тысяч человек («Протон-ПМ» в Перми, КБХА и ВМЗ в Воронеже), проведены массовые сокращения персонала под эгидой оптимизации производства (самая существенная потеря — ветераны производства), подорваны, а то и разрушены производственные связи. Опытно-конструкторские работы также пострадали от переезда. Сказались эти перемены и на налаженном за десятилетия цикле по изготовлению и запускам «Протона» (в 2007–2013 годах ГКНПЦ им. М.В. Хруничева запускал в среднем в год по 10–12 «Протонов», обеспечивая треть мирового космического грузопотока, а в 2016 году было запущено всего три, в 2017 году — два, в 2018-м — четыре).

    А на омском «Полете» вместо постепенного и поэтапного освоения серийного производства «Ангары» был включен сверхзатратный авральный режим: первый этап модернизации мощностей «Полета» обошелся казне в 7 млрд рублей (один только гальванический цех — 250 млн рублей), второй этап — 10 млрд рублей, но процесс так и не завершен. А решение о резком переводе производства на неготовые площади с неподготовленным персоналом не просто обошлось в копеечку, но и ожидаемого эффекта не дали: сроки изготовления новых ракет «Ангара» постоянно откладываются, равно как и запуск ее серийного производства (новая дата теперь — 2023 год). Так зачем было идти на риск? Убедительного официального ответа специалисты не видят, зато прагматичное неофициальное толкование давно гуляет по Сети: филевские территории ГКНПЦ им. М.В. Хруничева — настоящий Клондайк с точки зрения их будущей коммерческой застройки…

    Кони и переправа

    [​IMG]
    В.Е. Нестеров. «Космический ракетный комплекс „Ангара“. История создания». В 2 томах. Издательство «Ремарко». М., 2018. В продажу книга не поступала. Интернет-версия отсутствует
    Фото: Издательство "РЕМАРКО"

    Пару месяцев назад случилась занятная коллизия: скоропостижно был расторгнут контракт между Роскосмосом и ГКНПЦ им. Хруничева (на 2 млрд рублей) на производство «Ангары-1.2». Официальная позиция руководства отрасли: смена носителя — стандартная практика, более мощный «Союз» лучше справится с задачей по выводу на орбиту спутников «Гонец», под который изначально «подписывали» филевско-омскую ракету. Эксперты на такое заявление только пожимают плечами: традиционно все ракеты-носители (РН) рассчитаны под конкретную нагрузку и при заключении контракта все нюансы учитываются, да и сам контракт с ГКНПЦ им. Хруничева был подписан всего-то в конце июня. Выходит, за 4 месяца до отказа от него было неизвестно, аппарат какого веса намерены были отправить на орбиту? К тому же «Гонец» для «Союза» — слишком легкая ноша (6 тонн полезной нагрузки окажутся не задействованы). Как говорят эксперты, это все равно что вместо «Газели» арендовать «КамАЗ» для транспортировки холодильника. И как все это понимать? А вот как: для людей сведущих предложенное публике обоснование значит только одно — неготовность не только носителей, но и космодрома.

    К носителю вернемся чуть позже, сначала о космодроме. Восточный и правда еще не скоро станет стартовой площадкой для «Ангары». Хотя бы потому, что возведение ее пускового комплекса в прошлом году только начали. В 2014 году испытания «Ангары-1.2» и «Ангары-А5» проводились с космодрома Плесецк, хотя, согласно первоначальному плану, «Ангара» должна была стартовать с Байконура в составе космического ракетного комплекса «Байтерек». Однако совместный российско-казахский проект по строительству нового стартового комплекса на Байконуре, начатый еще в 2004 году, тогда же примерно и остановился, и площадку для «Ангары» решено было готовить на Восточном, а «Байтерек» использовать для пусков украинской РН «Зенит». В 2014 году, однако, переиграли и эту схему, так что сегодня на «Байтереке» позиционируется «Союз-5», да и на Восточном первым стали делать комплекс… для «Союза».

    Эксперты объясняют это тем, что строителям требовалось отчитаться о сдаче первой очереди космодрома, а возведение стартового стола для «Ангары» такого не позволяло (старт для «Союза» выходил более дешевым и быстрым для установки). Резон понятен, но, как говорится, не очевиден: при том что в России сегодня изготавливается от 12 до 18 РН «Союз» в год, а действующих стартовых комплексов под него аж шесть, идея реализовалась не лучшая: ради двух-трех пусков в год тратятся миллиарды на обслуживание инфраструктуры, содержание обслуживающего персонала и боевого расчета (последний, к слову, до сих пор привозят с Байконура).

    Между тем в 2012 году, когда решался вопрос о переводе стартов из Казахстана в Россию, тогдашний глава Роскосмоса Владимир Поповкин ратовал за обязательность осуществления пилотируемых программ именно с космодрома Восточный. Это, по мнению экспертов, позволило бы вдохнуть в космодром жизнь, гарантируя его персоналу по 5–6 запусков в год. План хороший, но когда еще сбудется?
    огласно официальному «Прогнозному плану пусков», «Ангара-1.2» и «Ангара-А5» должны были стартовать в космос ежегодно

    Заказчик
    РН «Ангара-1.2» / РН «Ангара-А5»
    2011
    2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019 2020 Всего за период
    Минобороны 1/1 2/1 4/2 4/3 5/3 2/2 3/3 4/2 4/2 5/2 34/21
    Роскосмос — — — — — 2/— 3/— 4/— 3/— 2/— 14/—
    Коммерческие программы — — —/1 —/1 —/1 1/2 2/2 1/2 2/3 1/4 7/16
    Итого пусков по всем программам 1/1 2/1 4/3 4/4 5/4 5/4 8/5 9/4 9/5 8/6 55/37

    В период 2011–2020 гг. прогнозируется проведение: 55 пусков PH «Ангара-1.2»; 37 пусков PH «Ангара-А5».

    Средняя интенсивность пусков PH «Ангара» в год составит: 5–6 пусков PH «Ангара-1.2»; 3–4 пуска PH «Ангара-А5».

    Это позволяло рассчитать необходимое финансирование на подготовку серийного производства по всей кооперации. 10 декабря 2008?года?заместитель председателя правительства С.Б. Иванов своим поручением СИ-П7-7276 дал дополнительные указания: «Роскосмос, А.Н. Перминову. Прошу разработать совместно с Минобороны России и утвердить программу подготовки серийного производства ракет-носителей "Ангара" в рамках федеральной целевой программы "Развитие оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации на 2007–2010 годы и на период до 2015 года", утвержденной постановлением правительства Российской Федерации от 22 октября 2008 года № 779-30». Но до окончательного решения этих вопросов было еще очень далеко.

    Источник: В.Е. Нестеров. «Космический ракетный комплекс "Ангара"»
    Стартовый стол для «Ангары» обещают построить на Дальнем Востоке к 2022 году, но сроки вызывают сомнения даже у оптимистов. В книге Нестерова подробно описано, каких сил, времени и средств потребовало создание комплекса под «Ангару» в Плесецке — на обжитом и исправно функционирующем космодроме. Если кратко, то восемь лет и 24,8 млрд рублей. И даже при том что процессом руководили военные, не обошлось без ЧП и срывов. Что же ждать на Восточном, где процент недостроя первой очереди (инфраструктура и жилые дома) крайне высок, а на подрядчиков уже заведены 163 уголовных дела (109 из которых переданы в суд), а сумма затрат на возведение «ангарского» комплекса в 10 раз больше, чем было в Плесецке,— 300 млрд рублей.

    С запусками «Ангары», короче, придется повременить до полной готовности объекта. Если к тому времени будет что запускать: по словам вице-премьера Юрия Борисова, «ракета не соответствует требованиям, которые к ней предъявляет основной заказчик». Вице-премьер говорил о второй по счету «Ангаре-А5», которая была изготовлена на полтора года позже графика, да еще с таким количеством огрехов, что Минобороны отказалось ее принимать. Оно и понятно: на качестве и скорости сборки не могло не сказаться состояние «на чемоданах», в каком уже пребывает ГКНПЦ им. М.В. Хруничева. Сейчас идет изготовление третьей по счету «Ангары» и тоже с проблемами: обещанный срок — 2018 год — пройден, 2019 год — пройден, и будет ли пуск в 2020 году — тоже большой вопрос, летные испытания «Ангары» безнадежно сорваны.

    Между тем, согласно госпрограмме вооружения, до 2020 года должны были произвести 18 пусков «Ангары» легкого, среднего и тяжелого классов (на что из бюджета были выделены 47,6 млрд рублей). Но от средней ракеты отказались вовсе (весной прошлого года), с тяжелой наблюдаются «производственные трудности», а легкая до сих пор «в процессе»: при том что в госпрограмме средства на опытно-конструкторские работы по «Ангаре-1.2» были запланированы в полном объеме, к сроку — 2017 году — работы не были закончены, летные испытания даже не начаты, а сроки отодвинуты на 2020–2021 годы. Сомнения, впрочем, и в них: в генеральном графике, подписанном Минобороны и Роскосмосом, в 2015–2018 годах должны были быть внедрены новые технологии, технические решения и новые материалы, позволяющие поднять грузоподъемность РН «Ангара» и уменьшить ее стоимость, что позволило бы компенсировать увеличение веса российских космических аппаратов и обеспечить их успешное выведение на орбиту; с деньгами проблем не было — дали сколько просили (7,96 млрд рублей), но работы почему-то не были сделаны.

    Кроме того, в 2017–2018 годах должны были начаться летные испытания кислородно-водородного разгонного блока (КВРБ) для «Ангары-А5», что позволило бы на 25 процентов увеличить грузоподъемность этой ракеты на высокие орбиты и полностью догнать зарубежных конкурентов по этому параметру, несмотря на невыгодное географическое расположение отечественных космодромов. Но работы не вышли из стадии выпуска рабочей документации. Еще в госпрограмме были предусмотрены средства для строительства на космодроме Плесецк второй пусковой установки со всеми системами и инфраструктурой для осуществления запусков «Ангара-А5» с КВРБ (17,256 млрд рублей). Строительство так и не начато…

    «Ангара» vs «Союз»

    Роскосмос отказался от создания средней ракеты — «Ангара-А3» — в апреле прошлого года ради развития проекта «Союз-5». В официальных заявлениях «Ангара» по-прежнему именуется основным носителем в легком и тяжелом классе, а отказ от средней ракеты объяснен тем, что «Союз-5» имеет ту же грузоподъемность и было бы неразумно дублировать мощности.

    Эксперты соглашаются, что подход «не держать все яйца в одной корзине» логичен. Но в конкретном сюжете есть существенные нюансы. Работы по «Союзу-5» только начаты, тогда как по «Ангаре-А3» оставалось отработать программное обеспечение для системы управления на уже готовом стенде. При этом за содержание наземной инфраструктуры и производственной базы КРК «Ангара-А3» платить не требовалось. В руководстве отрасли заявили, что проект «Союза» более перспективный хотя бы уже тем, что Россия получит модернизированную украинскую ракету «Зенит» (она, как известно, была основой проекта «Морской старт»). Вопрос, однако, в том, зачем это России?

    Во-первых, «Зенит» — одна из самых аварийных ракет (показатель безаварийности «Зенита» самый низкий в отечественной космонавтике и один из самых низких в мире — 0,857). Во-вторых, «Зенит» — морально устаревший комплекс. Так что если «Союз-5» призван стать модернизированным «Зенитом», то к моменту выхода на летные испытания (не ранее чем через 7–8 лет) его основным техническим решениям, на базе которых он создается сейчас, будет более 40 лет. Кроме того, «Союз-5» проигрывает еще и по грузоподъемности тому же «Протону-М»: последний при запуске с Байконура выводит на геостационарную орбиту грузы массой 3,5 тонны, а «Союз-5» — не более 2 тонн.

    Наконец, главный вопрос: кто будет разрабатывать эту ракету? «Зенит» в далекие 1970-е проектировало КБ «Южное», а изготавливал Южмашзавод, которые в те годы были на пике формы, достигнутой при создании ракетного комплекса «Сатана». При этом интеграцией матчасти первой ступени «Зенита» в состав сверхтяжелой ракеты-носителя «Энергия» осуществляли конструкторские комплексы «16-й службы» РКК «Энергия». За последние 40 лет она практически растеряла кадры и квалификацию (свидетельством деградации ее уровня стал проект ракеты-носителя «Русь-М», получившейся крайне неудачной с точки зрения баллистики и вдобавок не конкурентоспособной с зарубежными аналогами по цене. Проект в итоге закрыли). К проектированию «Союза-5» планируется подключить РКЦ «Прогресс», но у него нет опыта создания КРК с нуля.
    А еще потребуются деньги. Так как после всех сокращений бюджет сверстан предельно жестко, ради реализации проекта «Союз-5» приходится урезать финансирование других программ. Так, например, сокращены объемы средств, отпускаемых на разработки перспективных двигателей, которые должны были бы использоваться при разработке ракеты-носителя нового поколения, отнесены за 2025 год работы по созданию ракеты-носителя сверхлегкого класса, предназначенного для запуска малых аппаратов, которыми сегодня активно занимаются во всем мире, и, наконец, «пощипали» программу разработки отечественного кислородно-водородного блока КВРБ. Хотя такой двигатель — самая перспективная разработка, позволяющая реализовать межпланетные экспедиции.

    КВРБ — основа основ всех «проектов века», в том числе лунных и марсианских. В книге Нестерова представлены материалы для сравнения характеристик «Ангары-А5» с КВРБ и ее основных соперниц на мировом рынке — европейской Arian 5ЕСА, американских Atlas V551 и Delta IV Heavy. Вывод, который можно сделать после прочтения: «Ангара-А5» с таким двигателем опережает их всех по целому ряду параметров. Более того, никто в мире не прошел в направлении создания такого двигателя настолько далеко. И ведь требуется совсем немного средств, чтобы закончить давно начатое. Однако финансирование проекта сокращено в пользу разрабатываемого с нуля «Союза-5».

    Точно такая же история, к слову, произошла и с метановым двигателем, который тоже напоролся на… «Союз». В книге Нестерова приводится копия письма от 2013 года за подписями гендиректоров и генконструкторов крупнейших предприятий отрасли на имя тогдашних руководителей российской космонавтики Олега Остапенко и Игоря Комарова, из которого следует, что ракета-носитель сверхтяжелого класса должна быть оснащена метановым двигателем. Уже проводились его огневые испытания в КБ «Химавтоматика», но эта разработка не была поддержана. Если бы решение было принято 6 лет назад, сегодня Россия обладала бы таким двигателем. Стоил он тогда 4,5 млрд рублей. Сегодня цена выросла в разы, да и время упущено.

    Официально было объявлено о трех целях, ради которых создается «Союз-5». Первая — запуск автоматических аппаратов на околоземные орбиты и отлетные траектории (но таких аппаратов нет и их создание не планируется даже в перспективе). Вторая — обеспечение летных испытаний пилотируемого корабля нового поколения «Орел» (это можно было сделать в 20 раз дешевле на «Протоне-М» или «Ангаре-А5»). И третья — отработка ракетного блока для первой и второй ступеней сверхтяжелой ракеты (СТК) (отработка не является необходимой, так как в конструкции первой ступени «Союза-5» практически нет ничего нового, что требовало бы создание летного демонстратора).

    Выходит, такие цели не слишком объясняют рвение руководства отрасли по перемещению средств и финансов на проект «Союз-5». И все же одно логичное объяснение происходящему есть. Интерес к созданию «Союза-5» проявляют новые владельцы «Морского старта» (авиакомпания «Сибирь») и руководство Роскосмоса, желающее этот проект реанимировать. Дело благое, вот только получается, что усилия и госсредства идут на коммерческий проект…

    России всегда было важно удержать, а лучше — усилить позиции на мировом рынке космических пусков. И КРК «Ангара» должна была в этом помочь. Увы, в отсутствие новой ракеты Россия стала терять рынки, а российская программа космических пусков стремительно «худеть».
    В 2014 году Россия осуществила 32 пуска, в 2015 году пусков стало уже 26, в 2018 году — только 17 (столько же СССР делал лишь в 1961 году, когда отрасль была в стадии становления). Минувший год поворотным не стал (в 2019 году вместо обещанных 45 пусков состоялось 22). Каким окажется нынешний, узнаем.

    Что решают кадры

    «Единственный, кто может быть без профильного образования в ракетно-космической отрасли,— это генеральный директор Роскосмоса»,— заявил глава корпорации Дмитрий Рогозин в ходе осеннего заседания Российской академии космонавтики им. Циолковского. Остальные, по его словам, просто обязаны быть специалистами. Это сильное программное заявление, хотя и достаточно забавное: согласитесь, совсем непросто оценить профессионализм других, не обладая собственной достаточной компетенцией.

    Но все же сказанное стоит взять за основу: в такой специфической отрасли, как космическое ракетостроение, кадровый аспект — ключевой. А с ним, увы, беда.

    https://www.kommersant.ru/doc/4219457

    Создание ракеты — это годы и труд тысяч профессионалов. Все начинается с проекта, который проходит оценку десятком профильных институтов. Каждое из замечаний, а их может набраться до 1,5–2 тысяч, анализируется, учитывается и только потом появляется генеральный план-график. Его-то и подписывают руководители всех предприятий, вовлеченных в проект. Потом он обсчитывается технологическими институтами и структурами по ценообразованию, и на сцене появляется договор на реализацию проекта. Но это — только первый этап. Второй — в самой реализации, на которую уходят годы и где каждый этап сопровождается проверками, корректировками и перерасчетами. Потом наступает очередь третьего этапа — испытаний. В случае с «Ангарой» этот путь занял 19 лет.

    Конечно, главной проблемой, тормозившей реализацию проекта, был недостаток финансирования («Огонек» подробно рассказал об этом в прошлом номере), но не менее значимой оказалась кадровая проблема, усиливавшаяся год от года. И если в ситуации с финансированием существовали объективные причины того, что денег не хватало, особенно в середине-конце 1990-х годов, то кадровая проблема в изрядной степени рукотворна.

    Мне сверху видно все

    С 2014 года, в течение трех с небольшим лет, с приходом нового руководства космическая отрасль России лишилась порядка двадцати знаковых фигур — гендиректоров, генконструкторов и их заместителей, имевших немалый опыт работы. Проблема в том, что отставки руководства ключевых предприятий отрасли — это подчас невосполнимые потери. Слишком узок круг людей, не просто обладающих научными степенями и навыками, но и опытом работы в отрасли. Они сами по себе — штучный «товар».

    Вот неполный список тех, кто ушел: президент и генконструктор ОАО «РКК "Энергия"» член-корреспондент РАН дтн В.А. Лопота, гендиректор ОАО ГНПРКЦ «ЦСКБ-Прогресс» дтн А.Н. Кирилин, генконструктор и замгендиректора ФГУП «ЦЭНКИ» член-корреспондент РАН дтн И.В. Бармин, гендиректор того же предприятия дтн А.С. Фадеев, гендиректор ФГУП «НПО им С.А. Лавочкина» дтн В.В. Хартов, генконструктор и гендиректор ОАО «КБХА» дтн В.С. Рачук, генконструктор ОАО «НПО "Энергомаш"» дтн В.К.Чванов, гендиректор ОАО «Российские космические системы» дтн Г.Г. Райкунов, гендиректор ОАО «НПО Автоматики» дтн Л.Н. Шалимов, гендиректор ФГУП «ИЦ М.В. Келдыша» академик РАН дтн А.С. Коротеев, гендиректор ФГУП «ЦНИИМАШ» ктн Н.Г. Паничкин, гендиректор ФГУП «НПО «Техномаш»» дтн В.В. Булавкин, гендиректор ФГУП «Организация "Агат"» ктн А.Н. Куриленко, гендирктор МЗЭМА О.А. Усенков, гендиректора ГКНПЦ им. М.В. Хруничева ктн В.Е. Нестеров и А.И. Селиверстов…

    Эти люди десятки лет проработали в отрасли и много лет успешно руководили своими коллективами. В целом ряде случаев на их место были назначены совершенно посторонние люди. Если коротко, то перемены коснулись трети ведущих предприятий и холдингов. Уход ключевых персон в большинстве случаев не был добровольным.

    Обратимся к книге В.Е. Нестерова «Космический ракетный комплекс "Ангара"»: «Тяжелый удар по проекту "Русь-М" был нанесен в начале 2011 года, когда за гибель трех КА "Глонасс", запущенных 5 декабря 2010 года на РН "Протон-М" с РБ-ДМ уволили В.П. Ремишевского — главного сторонника и вдохновителя проекта. Хочу остановится на этой недавно появившейся тенденции — снимать руководителей за аварийные пуски и просто появившиеся дефекты.

    Ни в советской, ни в первые 17 лет российской космонавтики таких прецедентов не было. У С.П. Королева из 22 пусков "Востоков", перед полетом Гагарина, 11 — аварийные.
    Кроме того, у него три года было по шесть аварий. У М.К. Янгеля произошла тяжелейшая авария 23 октября на космодроме Байконур, повлекшая гибель более 100 человек. У В.Н. Челомея в 1969 году из 10 пусков РН "Протон" восемь были аварийные. У В.П. Мишина погибли космонавты Комаров, а затем Волков, Добровольский и Пацаев, произошло четыре аварии из четырех запусков РН "Н-1". У В.Ф. Уткина РН "Зенит" упала на вторую пусковую установку СК и полностью ее разрушила. Этот список можно продолжать. Но никому и в голову не могло прийти снять за это с должности генерального конструктора или гендиректора, так как те, кто мог принять такие решения, хорошо понимали, что такое ракетно-космическая техника. С 2007 по 2016 год в российской космической отрасли за аварийные пуски или дефекты техники были сняты с должностей или ушли якобы по собственному желанию гендиректора: А.С. Сыров, Ю.С. Соломонов, В.Е. Нестеров, В.С. Рачук, Л.А. Шалимов, замгендиректора И.А. Глазкова, замгенконструктора В.М. Филин, замруководителя Роскосмоса В.П. Ремишевский, и по совокупности аварий руководители Роскосмоса А.Н. Перминов, В.А. Поповкин. По аварийным пускам 2010 и 2013 годов были открыты уголовные дела. По моему глубокому убеждению, это никак не подняло престиж отрасли и уж точно не привлекло в нее молодых специалистов. Я уже не говорю о том, что замены были не всегда равноценными…»

    Проблема, о которой пишет Нестеров, особенно усугубилась тогда, когда космической отраслью попытались управлять так же, как и другими секторами экономики,— с помощью эффективных менеджеров. Но в том-то и специфика отрасли, что она с большим трудом подчиняется правилам и принципам работы других отраслей и коммерциализируется. Если точнее, то прибыльными в «космосе» хоть отечественном, хоть зарубежном являются лишь несколько направлений, как, например, пусковые услуги и услуги космической связи. Все остальное: станции, ракеты, аппараты, исследования дальнего космоса и т. д.— вклад в будущее, инвестиции «в долгую». К этой отрасли в целом не применимы стандартные бизнес-схемы и оргвыводы, которые следуют за неудачами, скажем, в мире финансов. Не говоря уже о том, что хороших финансистов куда больше, чем опытных конструкторов и директоров космических холдингов.

    Между долгом и свободой

    Специфика момента: часть скоропостижно уволенных руководителей отрасли впоследствии была обвинена в злостных нарушениях и коррупции.

    Началось все с приобретением ОАО «РКК "Энергия"» морского старта с целью сосредоточить большую часть бизнеса пусковых услуг в России. На президента и генконструктора В.А. Лапоту было открыто уголовное дело, которое по прошествии шести лет ни к чему не привело.
    Генконструктор и гендиректор ОАО «КБХА» В.С. Рачук организовал у себя на предприятии водородное производство для удешевления испытаний своих двигателей. С большим шумом было открыто уголовное дело, прошел суд, который полностью В.С. Рачука оправдал.

    Следственный комитет (СКР) завел аж восемь дел против бывшего руководства одного только ГКНПЦ им. М.В. Хруничева по фактам мошенничества и злоупотреблений полномочиями, в результате которых ГКНПЦ, как было заявлено официально, потерпел ущерб аж на 9 млрд рублей. Прошло более пяти лет. Что в итоге? Пока шло громко стартовавшее следствие, сумма убытков постоянно корректировалась и к сегодняшнему дню уменьшилась более чем в 10 раз, а судебный приговор был вынесен и вовсе только один (замгендиректора А.И. Островерх пошел на сделку со следствием и признал свою вину). При этом три дела были возвращены судами на дополнительное расследование (как было заявлено, «для устранения препятствий рассмотрения судом», что в переводе с юридического означает, что собранные доказательства вины суд не устраивают). А пять дел до судов так и не дошли.

    И сами по себе дела весьма неоднозначны. Весной 2018 года судья Дорогомиловского районного суда Галина Таланина вынесла постановление о возвращении уголовного дела в отношении экс-гендиректора ГКНПЦ им. М.В. Хруничева А.И. Селиверстова и других на доследствие. Эту группу бывшего руководства концерна подозревают в хищении 108 млн рублей путем заключения договоров на поставку металла от ООО «Компания "Металлресурс"». По версии следствия, ГКНПЦ мог бы сэкономить 108 млн, если бы покупал продукцию напрямую у производителей. Представители «Металлресурса», правда, не скрывали, что продали металл ГКНПЦ чуть ли не по себестоимости в расчете на рекламную отдачу. Для холдинга же на тот момент была важна не только цена, но и условия контракта: «Металлресурс» не требовал предоплаты, в отличие от заводов. Руководство ГКНПЦ предпочло биться за исполнение государственного оборонного заказа в срок, а добилось дела о хищении.

    Экс-гендиректору ГКНПЦ Владимиру Нестерову вменяют в вину оплату услуг юридической фирмы «Экоправо» (368,7 млн рублей) в бытность его гендиректором ГКНПЦ им. М.В. Хруничева. Нюанс в том, что усилиями юристов из «Экоправа» холдингу удалось вернуть себе 9,1 млрд рублей неправильно начисленных налогов, а выплаты 369 млн — это лишь 3 процента с небольшим от того, что получил ГКНПЦ,— весьма умеренный гонорар для этого рынка. Не мудрено, что судья Дорогомиловского районного суда Москвы Александр Толстой еще осенью 2018 года вернул дело на доследование с указанной выше формулировкой, и с тех пор в деле — никаких новостей.

    Стоит отметить: фабула обвинения, судя по схожим делам, трафаретна: по такой же формуле в растратах (на сумму 330 млн рублей) путем выплаты премиальных сумм адвокатам подозревают и гендиректора АО «Научно-производственное объединение им. С.А. Лавочкина» Сергея Лемешевского.

    Другую группу бывшего руководства этого же предприятия обвиняют уже в хищениях: заказали и оплатили НИИЦ «МАИ-ЛАСТАР» 46 договоров на научно-исследовательские работы на сумму 185 млн рублей. Однако на каком этапе образовались хищения, трудно понять даже фигурантам дела: под договорами стояли печати и подписи зарубежных аэрокосмических фирм Франции (Starsem, Arianespace), Италии (Thales Alenia Space), Германии (Kayser-Threde), Канады (GOM DEV Ltd), Китая (Китайская промышленная корпорация «Великая стена»), Финляндии (Финский метеорологический институт), все обязательства были выполнены, претензий не было. Не было и суда, однако двое подозреваемых — Шишикин и Анисимов — больше трех лет провели в тюремных камерах. Кстати, Владимир Анисимов — доктор технических наук, профессор, лауреат Госпремии, а бывший замгендиректора НПО имени Лавочкина Валерий Романов вскоре после освобождения из СИЗО скончался.

    Еще один сюжет: бывшего генерального директора ракетно-космического центра «Прогресс» Александра Кирилина обвиняют в приобретении гидравлического вытяжного пресса в Германии по завышенной цене — 125 млн рублей. По мнению экспертов, без этого пресса реализовать контракт по созданию РН «Союз-2» было бы для РКЦ «Прогресс» нереально, но пресс на момент покупки попал в санкционные списки, так что купить его официальным путем стало просто невозможно, пришлось прибегнуть к услугам посредников. На «выходе» — уголовное дело, которое также было возвращено на доследование.

    Если суммировать эпизоды, поневоле складывается впечатление, что была просто открыта кампания по дискредитации и уголовному преследованию руководства главных предприятий космической отрасли. Люди — известные, следовательно, коррупционные скандалы — громкие.

    А теперь вернемся к кадровой составляющей проекта «Ангара». Точнее, к последствиям «организационных мероприятий», учиненных при реализации проекта назначенным в ГКНПЦ «на волне перемен» генеральным директором А.В. Калиновским. Кадровые перестановки в холдинге, начавшиеся в 2014–2015 годах, по масштабам напоминают чистку: за год с небольшим из холдинга были уволены гендиректор А.И. Селиверстов, первый замгендиректора В.Е. Нестеров (он же и генконструктор, участвовавший в проекте «Ангара» с 2005 года), первый замгендиректора по производству В.Н. Сычев, замгендиректора, директор РКЗ В.А. Петрик, генконструктор КБ «Салют» Ю.О. Бахвалов, гендиректор ВМЗ И.Т. Коптев, гендиректор ПО «Полет» Н.Н. Иванов, гендиректор УКВЗ П.В. Абрамов, гендиректор КБ «Арматура» Ю.Л. Арзуманов, директор ЗЭРКТ В.Я. Иванов; заместители гендиректора: по переспективам развития и инновациям А.И. Кузин, по экономике и финансам А.И. Островерх, по космическим аппаратам И.А. Глазкова, по опытно-конструкторским разработкам (ОКР) В.Н. Иванов, по международной деятельности С.В. Анисимов, по социальным вопросам Г.М. Митинский, по кадрам Е. Караченков, первый замгенконструктора КБ «Салют» С.А. Петроковский, еще два заместителя генконструктора того же предприятия — В.П. Молочев и И.С. Партола, два главных специалиста Ю.Л. Кузнецов, Е.С. Кулага, секретарь НТС Ю.А. Цуриков плюс еще 23 из 26 (!) начальников департаментов. Проще говоря, все руководство ГКНПЦ.

    Что потом? Это известно: сначала Центр был обезглавлен, а через неполных три года новой командой, никогда не работавшей в отрасли, обанкрочен, при этом, по сути, была разрушена производственно-технологическая цепочка.
    А ведь именно эти уволенные люди обеспечили создание «Ангары», именно они довели проект к концу 2014 года до двух успешных стартов «легкой» и «тяжелой» ракет-носителей. Поразительно, но факт: А.И. Селиверстова сняли с должности гендиректора ГКНПЦ им. М.В. Хруничева сразу после успешного пуска РН «Ангара-1.2», а на Нестерова уголовное дело было заведено ровно через сутки после осуществленного под его руководством, как генконструктора, пуска «Ангара-А5»…

    Потери по вертикали

    Избранную руководством отрасли тактику «огонь по штабам» понять трудно, поскольку от массовых перестановок в верхних эшелонах работа не стала эффективнее. Зато нервозности по всей вертикали добавилось, и уже целые коллективы живут нездоровыми гаданиями «кто следующий», вместо того чтобы заниматься делом. При этом не решаются действительно насущные кадровые задачи: эксперты указывают на хроническую недоукомплектованность штатов по части узкопрофильных специалистов, конструкторов, инженеров, рабочих. И это не просто недобор по вакансиям — это реальная угроза.
    Историй о том, к чему могут привести горе-мозги или горе-руки, полным-полно. Всем известен случай с неправильно установленными датчиками угловых скоростей на РН «Протон-М» — ракета на первых секундах полета упала и взорвалась вместе с тремя космическими аппаратами «Глонасс».

    Другой громкий сюжет из 2017 года — выявление некачественного припоя при производстве двигателей второй и третьей ступени РН «Протон-М». Виноватой оказалась кладовщица, которая вышла на работу взамен своей заболевшей более опытной сменщицы и перепутала припой, что привело к отзыву бракованных двигателей и срыву графиков изготовления «Протонов». Тут важны нюансы: припой обязан пройти проверку на хроматографе, а потом еще и инспекцию отдела технического контроля (ОТК), где брак были обязаны выявить сразу же. Но этого не произошло! Не в последнюю очередь потому, что службы ОТК повсеместно ослаблены из-за нехватки кадров и снижения уровня требований.

    Аналогичных историй по предприятиям отрасли — десятки. И все это свидетельствует об одном: обеспечение квалифицированными кадрами неудовлетворительно, последовательная работа по устранению этого пробела просто не ведется. Еще в 1990-е годы была разрушена система подготовки целого ряда высококлассных специалистов, например, токарей и фрезеровщиков. Те немногие, кто еще остается в строю, вот-вот покинут отрасль ввиду преклонного возраста, а результаты организационных трансформаций и штатных потерь почти на всех ключевых предприятиях отрасли трудно даже подсчитать.

    Проблема стоит особенно остро в сфере научных разработок. В том же КБ «Салют» в свое время было более 100 отделов, где работали узкопрофильные специалисты, способные создавать ракеты («Протон-М», «Рокот», «Ангара»), разгонные блоки («Бриз-М», КВРБ), модули орбитальных станций («Салют», «Мир», МКС). Ни в ЦСКБ «Прогресс» и даже в РКК «Энергии» таких мощностей нет, у одних еще, а у других уже.
    Впрочем, дело не количестве подразделений. В 90-е годы в составе Роскосмоса было всего пять управлений (пилотируемое, космических аппаратов, носителей и космодромов, финансовое и плановое), справлявшихся со всем объемом госзадач и госзаказов и сохранивших и преумноживших отрасль в непростые девяностые. А теперь сравним: при создании госкорпорации Роскосмос было образовано 38 (!) департаментов и дирекций, а на документах — до нескольких десятков согласующих подписей. Но это не ускоряло реализацию проектов, потому что после серии скандалов и уголовных дел брать на себя ответственность никто не спешил.

    Есть оборотная сторона и у проблемы оптимизации занятых в отрасли — малыми силами ряд задач просто нерешаем. Достаточно вспомнить, что в проекте «Энергия-Буран» принимали участие 1200 предприятий и организаций из почти 70 советских министерств и ведомств. В течение 14 лет на «стройке века» трудились более миллиона специалистов, а расходы на программу составили порядка 1,75 трлн нынешних рублей. Только по ракете-носителю «Энергия» были проведены испытания на 232 экспериментальных установках и 30 прочностных сборках. На космодроме Байконур были построены и реконструированы 400 сооружений силами 65 тысяч квалифицированных рабочих.

    Сейчас ничего этого нет — ни денег, ни квалифицированных кадров в таком объеме. Количество специалистов в отрасли уменьшилось в пять раз, проектно-конструкторский комплекс на грани исчезновения, оставшееся КБ «Салют», которое способно осуществить какие-то разработки, постоянно сокращается. Проектанты и конструкторы по наземному комплексу также весьма немногочисленны. От проектных строительных институтов практически ничего не осталось, строительный и особенно монтажный комплексы практически разрушены…

    Сегодня ситуация с кадрами в космической отрасли, по оценкам большинства экспертов, близка к критической. И тут как никогда требуется осторожность и аккуратность, чтобы не растерять то, что еще осталось. Как бы это втолковать эффективным менеджерам?
     
  2.  


  3. Лимонадный Джо

    Лимонадный Джо Старожил

    На форуме с:
    15 июн 2015
    Сообщения:
    6.015
    Это всё надо читать ? Я не буду.
     
    Lёka и rura нравится это.
  4. Vladm

    Vladm Старожил

    На форуме с:
    20 янв 2014
    Сообщения:
    12.412
    Что значит "не буду"? А ну, быстренько, прочитали, законспектировали основные тезисы, сделали краткие выводы. Иначе - не получите талоны на интернет за это месяц!
     
    Lёka и Оптик нравится это.
  5. Лимонадный Джо

    Лимонадный Джо Старожил

    На форуме с:
    15 июн 2015
    Сообщения:
    6.015
    У вас уже инет по талонам ? Верной дорогой идет товарищ Елбасы!
     
  6. slavakvs

    slavakvs Старожил

    На форуме с:
    1 июл 2016
    Сообщения:
    2.235
    и не просто по талонам, а по разным цветам талонов, так что........у нас тут вам не здесь, что-бы как-то так да не там а может быть
     
    Оптик и Vladm нравится это.
  7. Vladm

    Vladm Старожил

    На форуме с:
    20 янв 2014
    Сообщения:
    12.412
    Когда у общества нет цветовой дифференциации штанов, то нет цели! А когда нет цели — нет будущего!
     
    Арчи_Гудвин, Оптик и Серж1 нравится это.
  8. Лимонадный Джо

    Лимонадный Джо Старожил

    На форуме с:
    15 июн 2015
    Сообщения:
    6.015
  9. Ловец Солнца

    Ловец Солнца Старожил

    На форуме с:
    8 июн 2015
    Сообщения:
    2.481

    Ангара в «Полёте»
    22 мая 2019 г.
     
  10. Vladm

    Vladm Старожил

    На форуме с:
    20 янв 2014
    Сообщения:
    12.412
    У нас в институте был препод, который заикался. Он еще и на доске писал мелко. Как то он выдал шикарную фразу. "Кто не п-п-понимает мой п-п-почерк, тому я п-п-продиктую" :D
     
    Lёka и Admin нравится это.
  11. Лимонадный Джо

    Лимонадный Джо Старожил

    На форуме с:
    15 июн 2015
    Сообщения:
    6.015
    Al Zolo8 месяцев назад
    дай бог в декабре пробный запуск и пусть фанаты Маска истекутся желчью
    1
    ОТВЕТИТЬ
    [​IMG]
    Alexander Sarychev
    8 месяцев назад
    У Маска уже всё летает, а у этого несчастья за 20 лет два(!!!) полёта.
    9
    ОТВЕТИТЬ
    [​IMG]
    Alexandr Alexandrovich
    8 месяцев назад
    только на бога надо надеяться, на кого еще.
    1
    ОТВЕТИТЬ
    [​IMG]
    Балабол мол
    8 месяцев назад
    С чего бы им истекать желчью, если Ангара даже близко не конкурент ракетам Маска?
    --------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
    Бог дал в декабре или нет ?
     
  12. Ловец Солнца

    Ловец Солнца Старожил

    На форуме с:
    8 июн 2015
    Сообщения:
    2.481
    Опять Космический Голливуд)) ну-ну, они были на Луне)))

     
  13. Лимонадный Джо

    Лимонадный Джо Старожил

    На форуме с:
    15 июн 2015
    Сообщения:
    6.015
    Голливуд рулит!
    SpaceX запланировала первый пилотируемый полет Crew Dragon на апрель
    Москва. 19 января. INTERFAX.RU - Первый коммерческий пилотируемый полет американского космического корабля многоразового использования Crew Dragon планируется осуществить в начале второго квартала текущего года, сообщил глава компании-разработчика SpaceX Илон Маск.

    На пресс-конференции по итогам успешного испытания системы аварийного спасения Crew Dragon он уточнил, что это должно состояться во втором квартале.

    В воскресенье, 19 января, SpaceX осуществила запуск перспективного пилотируемого корабля многоразового использования Crew Dragon с помощью ракеты-носителя Falcon 9 для проверки работы его системы аварийного спасения.
    Запуск корабля с помощью ракеты-носителя Falcon 9 корабля был осуществлен с космодрома на мысе Канаверал (штат Флорида). Все испытание продолжалось около 10 минут. На борту Crew Dragon в качестве экипажа находились два манекена, оснащенные датчиками для слежения за их "самочувствием" в полете, в частности, во время четырехкратной перегрузки.

    В результате успешного испытания корабль Crew Dragon может быть сертифицирован НАСА для проведения пилотируемых полетов к Международной космической станции (МКС).

    Таким образом, США спустя восемь лет после окончания программы полетов космических кораблей многоразового использования "Шаттл" в 2011 году вновь получат собственное транспортной средство для полетов астронавтов на орбиту.

    Первый пилотируемый полет планируется осуществить с экипажем в составе астронавтов-ветеранов Дуга Херли и Боба Бенкена, которые ранее летали на американских "Шаттлах". Корабль должен будет отправиться на МКС в двухнедельный полет.
    https://www.interfax.ru/world/691780

     
  14. Donvu

    Donvu Старожил

    На форуме с:
    28 сен 2018
    Сообщения:
    1.365
    Когда такая длинная новость я обычно копирую в гугл переводчик и включаю "прослушать" ))) там к стати очень прилично переводит в аудио, почти как человек читает, есть конечно с интонациями иногда портаки но для новости вполне сносно)